ГБПОУ "МИАССКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ"

 8(3513) 55-29-52 приемная комиссия
 8(3513) 55-29-71 секретарь
 E-mail: miasspedagog@rambler.ru
 город Миасс ул.Парковая, 2а  

Три книги с главными героями-детьми и подростками

Книга эта издана в Москве 30 лет назад. В неё вошли три произведения замечательных американских писателей XX века: Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»; Харпер Ли «Убить пересмешника»; Джером Дэвид Сэлинджер «Над пропастью во ржи». Всё это, разумеется, выходило в нашей стране и по отдельности. 

Герои этих произведений – дети разного возраста. Дугласу (повесть в рассказах «Вино из одуванчиков») 12 лет, его брат Том на два года моложе. Трогательной и немного смешной Джин-Луизе (роман «Убить пересмешника») всего 8, и рядом с ней её старший брат Джим. У них есть преданный друг, их сверстник Дилл. Девочку почти никто не называет по имени, а прозвище её – Глазастик. Повесть Сэлинджера великолепно переведена Ритой Райт, это отчётливо чувствуешь с первых страниц. Холдену, герою этой повести, 17. Он успел уже во многом разочароваться, ничего не принимает на веру, убеждён в неискренности и притворстве многих взрослых людей (это, к сожалению, правда). Холден очень любит свою младшую сестрёнку, первоклассницу Фиби.

Рядом с детьми находятся взрослые. Хорошие люди. Как папа Глазастика, Аттикус Финч. Как Артур, о котором рассказывают жуткие истории и называют Страшилой.  На самом деле Страшила спасает Глазастика и Джима от верной гибели. Как учитель Антолини – единственный человек, к мнению которого прислушивается Холден Колфилд.

И не очень хорошие, и даже вовсе плохие.  Как Боб Юэл (отъявленный негодяй), лифтёр Морис, миссис Кэролайн…

Три цитаты.

«Вино из одуванчиков. Самые эти слова – точно лето на языке. Вино из одуванчиков – пойманное и закупоренное в бутылки лето. И теперь, когда Дуглас знал, по-настоящему знал, что он живой, что он затем и ходит по земле, чтобы видеть и ощущать мир, он понял ещё одно: надо частицу всего, что он узнал, частицу этого особенного дня – дня сбора одуванчиков – тоже закупорить и сохранить; а потом настанет такой зимний январский день, когда валит густой снег, и солнца уже давным-давно никто не видел, и, может быть, это чудо позабылось, и хорошо бы его снова вспомнить, - вот тогда он его закупорит!» (перевод Э. Кабалевской)

«Мы дошли до уличного фонаря на углу. Сколько раз Дилл стоял тут в обнимку с фонарным столбом, и сторожил, и ждал, и надеялся. Сколько раз мы с Джимом ходили этой дорогой, но во двор к Рэдли, я попала с улицы второй раз в своей жизни. Мы со Страшилой поднялись по ступеням веранды. Он нащупал ручку парадной двери. Тихо отпустил мою руку, открыл дверь, вошёл в дом и затворил за собой дверь. Больше я его никогда не видела… Аттикус прав. Однажды он сказал: человека по-настоящему узнаешь только тогда, когда влезешь в его шкуру и походишь в ней» (перевод Н. Галь и Р. Облонской)

«Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей и кругом – ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю обрыва, над пропастью, понимаешь? И моё дело – ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь детей над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему». (перевод Р. Райт-Ковалёвой)

Автор текста: Фридлянский Б.М.