ГБПОУ "МИАССКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ"

 8(3513) 55-29-52 приемная комиссия
 8(3513) 55-29-71 секретарь
 E-mail: miasspedagog@rambler.ru
 город Миасс ул.Парковая, 2а  

А.Чудаков "Ложится мгла на старые ступени"

Настоятельно рекомендую прочитать книгу Александра Чудакова «Ложится мгла на старые ступени». 

Блоковская строка в названии должна, на мой взгляд, подчеркнуть властную необходимость воспоминаний и их целительную силу. Автор – великолепный ученый-литературовед, доктор наук, автор нескольких книг о жизни и творчестве Чехова. Александр Павлович Чудаков (1938-2005) работал над этим произведением много лет, книга выдержала шесть изданий. 

«Роман-идиллия» - такое жанровое определение дал автор. Чувства и мысли главного героя Антона интересны, достоверны и для многих представителей старшего поколения весьма узнаваемы. По замечанию одного из рецензентов (с которым я полностью согласен), «книга гомерически смешная и невероятно грустная, жуткая и жизнеутверждающая, эпическая и лирическая, это роман воспитания и человеческий документ».

В заштатном Чебачинске угадывается город Щучинск на севере Казахстана. Туда были «в памятные годы» (А. Твардовский) сосланы многие незаурядные представители русской интеллигенции.

Роман «Ложится мгла на старые ступени» удостоен премии «Русский Букер десятилетия». Между прочим, в нём упоминается наш город и озеро Тургояк. 

Привожу фрагменты из книги, из главы «Гений орфографии». Посмейтесь.

«Всякий раз, когда Антон видел кирпич или слово «кирпич», он вспоминал Ваську Гагина, который это слово писал так: «кердпич». Слово исчерчивалось красными чернилами, выводилось на доске. Васька всматривался, выпячивал шею, шевелил губами. А потом писал: «керьпичь». Когда учительница поправляла: падежи не «костьвенные», а косвенные, Васька подозрительно хмурил брови, ибо твёрдо был уверен, что название это происходит от слова «кость»; Клавдия Петровна в конец концов махнула рукой. Написать правильно «чеснок» его нельзя было заставить никакими человеческими усилиями – другие, более мощные силы водили его пером и заставляли снова и снова догадливо вставлять лишнюю букву и предусмотрительно озвончать окончание: «честног».

«Надо было Ваську выручать. Мы стали писать с ним диктанты. Результат первого был ошеломляющим. В тексте из ста слов мой ученик сделал сто тридцать ошибок. Дед посоветовал, проработав их с Васькой, ту же диктовку повторить. Васька сделал сто сорок. Дед сказал, что за тридцать пять лет преподавания такого не видывал – даже в партшколе и на рабфаке. Мне тоже с тех пор приходилось читать разные тексты – заочников, слушателей ветеринарных курсов, китайцев, вьетнамцев, студентов с Берега Слоновой Кости…  Ничего похожего не было и близко. Думаю, и не будет. Васька был гений и как всякий гений был неповторим». 

Фридлянский Б.М.